По утру фонари гаснут
В тот день я впервые за всю жизнь почувствовал такую сильную, ничем не отравленную радость от чьего-то существования. И смело могу заявить, что это одно из самых чудесных чувств, выпавших мне, которое бы я, если мог, положил в коробочку с другими своими драгоценными переживаниями и сохранил для других людей. И еще я в тот момент понял, что испытать подобное можно, только если тебе ничего от человека не нужно, кроме того, чтобы он где-то был. Потому что если он вдруг исчезнет, то вместе с ним словно разрушится один из столпов всего того, что вызывает в тебе трепет, восторг и ощущение подлинного смысла. Это настолько несравнимо с мелкой эгоистичной потребностью владеть, которая никогда не может быть удовлетворена полностью, что она тут же поблекла в моей голове до состояния невидимости.
Ужасно, что я всего лишь слабый человек, который не может не нуждаться, и это чистое, согревающее и пронзительное чувство не смогло задержаться во мне надолго. Я так сильно теперь буду учиться ни в чем не нуждаться, как будто это дело всей моей жизни.
Всех обитателей Саммера с почти Новым Годом!

«

Есть миры, где солнце зелено, а песок чёрен. Есть - где горы из звонкого хрусталя, а реки несут золото чистой воды. Есть такие, где снег - цвета крови, а сама кровь, напротив, белее белого.»
— НП

набросок за 15минут

gif

«

В сверкающих мириадах небесных светил — не знаю, как и почему, — я нахожу успокоение. И мне кажется, что все человеческое, что есть в нас, должно найти утешение и надежду в вечных всеобъемлющих законах мироздания, а никак не в обыденных житейских заботах, горестях и страстях. Я надеюсь, иначе я не мог бы жить»
— Г. Уэллс, "Остров доктора Моро"
однажды я проснусь и мне будет 40.
однажды я проснусь и родителям будет 60.
однажды я проснусь и брат отслужит в армии и женится.
однажды я проснусь и моей дочери будет 20.

я проснусь рядом со своим мужем.года должны пойти ему на пользу.но только внешне.его пыл и амбиции ничто не собьёт.

не хочется о чём-то жалеть.но я твёрдо ощущаю, что ничего в моей жизни не изменится.что я не узнаю ничего нового.не почувствую.не увижу.все останется, как есть.
я не сдвинусь с точки, на которой я сейчас.

мне тупо, потому что я не понимаю смысла в своей профессии.и потому что я не умею делать больше ничего другого.и не знаю даже как.

быть может однажды я проснусь с отличным настроением и ощущением, что я счастливая женщина.
быть может даже в 40.
Кажется, профессия, которую я приобретаю уже второй год, называется "оболтус". Или "впечатлительный оболтус". Или "распиздяйство в различных сферах". Сферический распиздяй.

По большей части за родительский счет.
Я торжественно пообещал своей жизни, что больше не буду макать и пачкать ее в прошлом - она уже и так настрадалась по самое не хочу. Это был вечер среды, я стоял и ждал зеленого лифта в подъезде своего дома. Зеленый лифт этот такой медленный, что за время ожидания кому чего только не наобещаешь со скуки: хоть жизни, хоть толстой соседской таксе, хоть начальнику дворового коммитета (или как его там?..), что буду ходить на собрания, а не все время на полусогнутых прятаться от них за машинами, пытаясь прошмыгнуть в подъезд незамеченным. И вот я ждал и обещал, и потом торжественно заходил в лифт с чувством приятного чистого пространства внутри. Теперь я был абсолютно уверен, что все прекрасные происшествия этого мира с радостью начнут ходить ко мне в гости. Потому что всем известно, что они не ходят туда, где уже занято. А у меня только что освободилось.
Так думал я, поднимаясь на свой двеннадцатый этаж в зеленом лифте. И вот, когда мои мысли уже давно перетекли на размышления о том, что если бы я был лифтом, я бы тоже ездил очень медленно (чтобы на мне ездили пореже), а потом - на нежные чувства к еще нескомпанованной чашке горячего чая с моей кухни, в мою жизнь неожиданно ворвалась она. Или это я ворвался в ее жизнь, вывалившись из лифта прямо ей на ноги, как знать.
Так как она не была чашкой чая, я, снисходительно прищурив глаза, глянул на нее сверху вниз, как бы давая понять, что несмотря на все ее недостатки - я простил, и направился к своей двери.
- Вы из 107? - проговорил нежный тонкий голосок у меня за спиной.
Я остановил ключ в замке, повернул голову и несколько раз моргнул, вспоминая, из какой я, и даже на всякий случай - кто я. Мало ли поинтересуется.
- Дааа, - протянул осторожно.
- Очень хорошо, что вы пришли, потому что мы уже опаздываем, - сообщила девушка. Она подошла ко мне и со всей невероятной мощью своего хрупкого тельца толкнула меня на лестницу. Так как я не успел подготовиться к подобному событию, я тут же согласно повалился и восхитительным кубарем по ней завращался. Последнее, что я помню - качусь вниз по лестнице, девушка величественно шагает сверху, я ужасно шокирован и обижен, и мое лицо почти наверняка все это выржает. И больно! Да, прежде всего очень больно!
Леcтничная площадка приближается к моему лицу и оказывается просторным металлическим столом…

потом продолжу, но может и нет

«

«Но у тебя все равно оставался выбор — между этим коридором и темным.» «Верно.» «Почему же ты выбрал этот?» «Здесь светлее.»»
— Роджер Желязны